Оренбургский военный госпиталь

ОПЫТ РАЗВЕРТЫВАНИЯ ГОСПИТАЛЬНОГО ОТДЕЛЕНИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОТРЯДА  СПЕЦИАЛЬНОГО   НАЗНАЧЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ЛОКАЛЬНОГО КОНФЛИКТА  


В. Носов, Л.А. Дюков

Региональные войны, локальные вооруженные конфликты, масштабные террористические акты последнего времени определяют опасность возникновения очагов массовых санитарных потерь в условиях, как военного, так и мирного времени. Подобное положение сводит действия медицинской службы в единую систему медицины катастроф. Ярким примером интеграции усилий различных ведомств являются медицинские отряды специального назначения (МОСН).

Предлагаем обобщенный опыт развертывания госпитального отделения (ГО)  МОСН Приволжского военного округа в период контртеррористической операции на территории Чеченской республики зимой-весной 2000 года.

Главной задачей МОСН в системе медицинского обеспечения войск и гражданского населения явилось оказание квалифицированной и частично специализированной медицинской помощи. В ГО проводилась противошоковая и интенсивная терапия, временная госпитализация нетранспортабельных больных, их лечение и профилактика осложнений, подготовка раненых и больных к дальнейшей эвакуации в госпиталя  Моздока и  Владикавказа. С учетом рассматриваемых предложений есть необходимость обратиться к варианту традиционного развертывания МОСН на примере учений медицинской службы Уральского военного округа, проведенных в 1999 году (рис. 1).

Рис. 1

 

Схема развертывания МОСН УрВО
на тактико - специальном учении в 1999 г.  
(по Корнюшко И.Г. 1999 г.)

В замысел учения была положена авария на железной дороге. Типовая схема при развертывании учитывала использование только штатного имущества.

 МОСН ПриВО был расположен в пригородном районе г. Грозного в Ханкале, на территории бывшего военного госпиталя, к зиме 2000 года превращенного в руины. При развертывании МОСН максимально были использованы оставшиеся каменные строения, как для функционирования    первую очередь повлияли на общую схему развертывания.

Ограниченность территории заставила приблизить ГО к приемно-сортировочному отделению. В дальнейшем такая дислокация положительно отразилась на выполнении возникавших задач,  позволяла оказывать активную помощь приемно-сортировочному отделению, по объему и сложности поступающих раненных и больных, порой, не справлявшемуся с потоком (см. рис.2).

 

Схема развертывания МОСН ПриВО
в феврале-марте 2000 г. Ханкала.

На обоих рисунках видно прилегающее к ГО расположение рентген кабинета (АР-2У). Удобное теоретически сближение на практике выявило ряд серьезных проблем. Во-первых – это проблема бытовых шумов.  При работе АР-2У в автономном режиме, дизельный электрогенератор издавал настолько громкий шум, что при отсутствии звукоизолирующих помещений, сводило к нулю ценность физико-аускультативных методов обследования пациентов. Во вторых -  выхлопные газы работающего дизеля вызывали значительное загрязнение окружающей атмосферы, что в совокупности с вышеуказанным осложняло выполнение лечебно-диагностических задач. Следует напомнить, что такие же проблемы вызывала близость отделения энергообеспечения (ЭСД-10). В дальнейшем  указанные подразделения были перемещены на некоторое удаление от лечебно-диагностических отделений.

Функционирование ГО в условиях реальных боевых действий выявил ряд проблем, изучаемых медициной катастроф, но не поддающихся 100% планомерному контролю. Это – инфекции, холод, грязь, дефицит воды, топлива, а порой и медикаментов, низкая освещенность помещений, острая нехватка медицинского персонала, ограниченность коечного фонда. Нельзя забывать и о серьезности так называемого человеческого фактора, что на фоне общего психо-эмоционального и физического стресса могло сорвать выполнение задач. Схема развертывания ГО нашего МОСН составлена и применялась на практике с учетом всех выше названных жизненных трудностей. Отделение разместилось всего лишь в двух состыкованных палатках УСБ-56. Изолятор был представлен палаткой УСТ-56, но впоследствии, по эпидемиологическим показаниям был, развернут до  штата инфекционного отделения со своим пунктом питания и дезинфекционно-душевой установкой (ДДП-2). Первоначально, общее количество среднего медицинского персонала позволило организовать три поста в три смены, но санитарные потери среди личного состава ГО  заставили перейти на круглосуточное дежурство без смены. В таком режиме работали и врачи отделения. Один пост размещался в палате интенсивной терапии и одновременно обслуживал состыкованную с ней палату для легко больных и легко раненых. Разместив его в дальнем левом от входа углу мы добились оптимального варианта, позволявшего дежурной сестре контролировать обстановку в обеих палатах. Столы для стерильных материалов, медикаментов и растворов были расположены в правом дальнем от входа углу. С учетом значительного количества случаев  обращений больных женского пола, в этом же углу, с помощью оригинальной металлической конструкции из тройника и трубок была решена этическая проблема - устроена ширма, полностью отгородившая «процедурную». При большом потоке осмотр больных терапевтического профиля осуществлялся на базе ГО, что значительно сократило срок от момента обращения до начала поведения интенсивной терапии нуждающимся в ней. Кабинет осмотра – ординаторская, располагался справа от входа.

Коечный фонд был представлен металлическими стандартными кроватями, установленными в два яруса, и достигал 66 мест (44 + 22) без учета изолятора. Попытка применения станков Павловского оправдывала себя в периоды массового поступления раненых для временной их госпитализации, значительно сокращая объем коечного фонда и осложняя быт в период работы ГО как терапевтического отделения с эвакуацией на себя. Проблему низкой освещенности импровизированных функциональных кабинетов решили системой переносных электрических светильников, крепившихся к  поднамету палатки. Необходимыми оказались карманные фонарики, а так же фонарики-ручки, удобные при фарингоскопии.

Ограниченность рабочего пространства заставила нас пересмотреть перспективность  стандартных стоек-штативов для трансфузии жидкостей. Флаконы с жидкостью подвешивались над больным на специально натянутую проволоку, что значительно уменьшало опасность случайного разрушения системы. Для этого были использованы оригинальные проволочные флаконодержатели. Недостаток рабочих помещений был сглажен переустройством «П» - образных проемов между состыкованными палатками. Отгородив их наружный периметр и накрыв пологом, мы получили два изолированных помещения, в летнее время пригодных для лечебно-диагностических манипуляций. Ограниченность развернутых палаток в зимнее время было обусловлено необходимостью поддержания достаточного температурного режима во всех занимаемых помещениях. С учетом дефицита топлива – это оказалось проблематичным. Существовала и другая проблема, связанная с системой отопления и вентиляции типовых палаток (УСБ-56; УСТ-56). Сильные порывы ветра, вихревые потоки от вертолетов, иногда вынужденных низко пролетать над палаткой, вырывали металлические вкладыши вентиляционных отверстий, валили печи, что заставило нас продумать ряд дополнительных креплений для всей отопительной системы, что, снизив опасность возгорания палатки.

Оба входа состыкованных палаток были функциональны, что с одной стороны осложняло контроль за легко больными и легко раненными, но  позволяло оставлять относительно чистой зону расположения процедурного кабинета. Для поддержания текущего порядка, с учетом значительного дефицита воды, без применения влажной уборки, мы применяли импровизированные многослойные бумажные дорожки из упаковок, в достаточном количестве имевшихся на складах.

Таким образом практическая работа нашего отделения в полевых условиях показала неизбежное наличие ряда организационных и бытовых проблем, непродуманность которых значительно осложнило бы оказание медицинской помощи на должном уровне. Положительный опыт территориального сближения приемно-сортировочного  и госпитального отделений, удаления дизельных установок от лечебно-диагностических подразделений, рациональное использование рабочего пространства палаты интенсивной терапии, устройство дополнительных помещений между смежными палатками, а также рекомендации по системам жизнеобеспечения и поддержания санитарно-гигиенического порядка в ГО несомненно поможет как сослуживцам, так и  коллегам из гражданских подвижных медицинских учреждений в организации работы и быта  в полевых условиях

            Литература: 1. Гембицкий Е. В., Комаров Ф. И. Военно-полевая терапия. М : Медицина 1983, 227-249. 2. Чиж И. М. Итоги работы медицинской службы Вооруженных Сил в 1998 году и основные направления ее совершенствования. ВМЖ. –1999г. №7. –С -11-13. 3. Корнюшко И. Г., Ушаков А. Б.  Опыт проведения учений с медицинским отрядом специального назначения Уральского военного округа. ВМЖ -1999г. № 9. –С-13-15. 4. Иванов В. Н., Гуляев В. А., Голов. Методологические аспекты оптимизации медицинского обеспечения войск с позиции теории функциональных систем. ВМЖ - 2000г. №1-С-15-18.5. Лукьянчук Э. М., Стажадзе Л. Л., Адамов В. Р., Крутиков В.А. Некоторые вопросы организации медицинского обеспечения пострадавших при криминальных взрывах. ВМЖ -1999г. №10-С-16-21.6. Большаков В. Н., Зубков И. А. ВМЖ.-1999г. №8-С-18-22


Warning: parse_url() expects exactly 1 parameter, 2 given in /home/far/e/s/c/esculapus/public_html/b766d6a48b3bf7b2afecfc1de7f959e4/sape.php on line 1196

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/far/e/s/c/esculapus/public_html/sp-blok.php:2) in /home/far/e/s/c/esculapus/public_html/b766d6a48b3bf7b2afecfc1de7f959e4/sape.php on line 1200